old_hobo (vlad_smyrnov) wrote,
old_hobo
vlad_smyrnov

Амдо. Жизнь с кочевниками у горы Амнье-Мачен. Мадо. Высокогорные озёра. Юйшу. Сершу

Увлёкшись описанием своей жизни в монастыре, я совсем позабыл уделить должное внимание главному герою двух первых глав моей тибетской одиссеи – региону Амдо, занимающему китайские провинции Цинхай, частично Сычуань и Ганьсу.

Представьте себе бескрайние степи, прорезанные горными хребтами, на которых живут и пасут свои стада кочевники.
Пейзажи Амдо

Пейзажи похожи на северную Монголию, поднятую на высоту 4000 метров. Вот вам и Амдо, классика тибетского жанра.
Пейзажи Амдо
Здесь меньше, чем в регионе Кхам, чувствуется влияние китайской культуры: люди ходят в национальной одежде, ведут традиционный образ жизни, очень много известных монастырей и священных для буддистского мира мест. Амдо – красив и суров, он, безусловно, обладает мужским характером. Его просторы заставляют задуматься о смысле жизни, а заснеженные пики – биться сердце быстрее. Амдо не прощает ошибок при подготовке и акклиматизации; ещё в Синине, в хостеле, я встречал нескольких иностранцев и китайцев, которые были вынуждены вернуться назад, так и не добравшись до Амнье-Мачен из-за горной болезни.

Остановившись в монастыре, я провёл пару дней в гостях у кочевников, пасущих стада яков у подножья Горы.
Семья

Стан кочевников

Вверх к Амнье-Мачен
Жизнь их проста и гармонична, как пейзажи Амдо.
Кочевники
Живут в палатках,
Стан кочевников
внутри минимум вещей, в центре жилища – печь-буржуйка. Есть большие тёплые палатки чёрного цвета – Ба (в этом районе называются Да) и летние белые – Кр. Быт тибетских кочевников не отличается от быта монголов. Топят печь сухими кизяками, пьют чай с молоком, едят отварное мясо, жареные лепёшки, мужчины гоняют стада, женщины поддерживают огонь в домашнем очаге. Суровое бытие без излишеств и пороков одухотворяет жизнь кочевников. Если оседлый образ жизни предполагает какое-то накопительство, то кочевой – лишь минимум материальных благ и   полную зависимость от природы.
Резвых подростков связывают по двое

Малыш

Я прекрасно отдохнул эти два дня. Кочевники не только закармливали меня, словно рождественского гуся, вкусными лепешками и мясом, но и дали мне велосипед, на котором я гонял по высокогорным степям, скатывался с возвышенностей, переезжал вброд речки. Ночью спал в палатке рядом с их станом. В конце концов, еле вырвавшись из плена беспечности и ничегонеделания, я вернулся в монастырь, затем уехал в городок Мадо (4260 м.), а оттуда в самые глухие уголки Цинхая, к высокогорным озёрам Ngoring Hu и Gyaring Hu и истоку р. Хуанхэ.

До Мадо доехал с парнем по имени Цепер, у него же заночевал, и он же на следующий день повез меня к озёрам. Цепер недавно женился, его супруга работает инспектором дорожной полиции, а он – водителем. Живут они в стандартной пятиэтажке и в доме у них уютно, но комфорт в нашем понимании довольно ограничен: санузел есть, при этом ни ванна, ни душ не предусмотрены, отопление же отсутствует вовсе. Всю ночь в квартире тихо играла буддистская музыка, я пил йогурт из молока яка и никак не мог заснуть. Утром пошел снег, июньский снег, и это было так естественно, так по-тибетски.

Озёра Ngoring Hu и Gyaring Hu находятся не просто на задворках Тибета, а в настоящей глухомани. От Мадо километров 100 по асфальтированной дороге, а затем по грунтовой. По пути встречались дикие ослы и множество неизвестных мне птиц.
.


.


.

.
Селения встречались редко. В одном из них как раз проходила ярмарка.
Ярмарка в поселении между озёрами
Озёра, расположенные на высоте 4300 м, очень красивы, только заснеженных хребтов вокруг не хватает, чтобы подчеркнуть высоту местности; вершины по 4600 метров кажутся рядом с ними просто холмами.
.

Самая высокая точка между 2-мя озёрами

Мы заехали на смотровую площадку, когда в очередной раз начался ливень. Видимость – нулевая, спускаться вниз опасно, и пока потоки небесной воды не стихли, мы сражались в настольную игру сянцы. А на обратном пути Цепер пел мантры, и это было лучшее музыкальное сопровождение для поездки по Цинхаю. Кстати исток Хуанхэ я так и не увидел, забыл про него напрочь.

Дальше мой путь лежал в Юйшу (3600 м), город, сильно разрушенный землетрясением в 2010 году. Ехал автостопом вместе с колоритным буддистским монахом: толстым, лысым и беспрерывно смеющимся. Я угощал его и водителя печеньем, а они учили меня тибетскому языку. Время в тёплой компании пролетело незаметно.

В Юйшу меня встретили долгожданная теплая погода и парень по имени Таши, друг учителя английского языка из монастыря. Таши родом из Лхасы, а в Юйшу приехал торговать украшениями. Определив меня в недорогой отель для местных, он провёл экскурсию по городу. Юйшу – это первый действительно комфортный для жизни цинхайский город, в котором я побывал. После землетрясения он был полностью отстроен в традиционном стиле - чем напоминает Элисту.
На улице Юйшу
Городок очень чистый. В отличие от остальной части Цинхая, где преобладают высокогорные степи без растительности, здесь растут деревья и есть даже аллеи. Но самое главное ­– город находится в долине реки и окружен горами, порой даже создаётся ощущение, что находишься в Крыму, в Ялте.
Юйшу
После высокогорья я себя там чувствовал, как в раю.

Вечерами тибетцы любят танцевать на городской площади: собираются люди разного возраста, социального положения, становятся в несколько рядов или в круг и танцуют. Танцы у них плавные, неторопливые, что немудрено на такой высоте. Здесь на площади я впервые после Синина увидел иностранку. Это была пожилая немка, которая с европейской непосредственностью и выражением лица Бориса Николаевича Ельцина, дирижировавшего как-то раз духовым оркестром, пыталась отплясывать с местными жителями. Те косились на неё в недоумении, но как люди приличные, впустили в свой круг. Больше я иностранцев не встречал до Маниганго.

На следующий день мы с Таши дошли до монастыря, который известен самой длинной в мире стеной из молитвенных камней «мани» с вырезанными или написанными на них мантрами – Мани Сэн-цзэ Ганьяк.
Мани Сэн-цзэ Ганьяк
Рядом, через дорогу, эти камни обрабатывают и сразу продают. Цена в зависимости от размера мани колеблется от нескольких долларов до нескольких тысяч. Согласно путеводителю на сегодняшний день Мани Сэн-цзэ Ганьяк состоит приблизительно из двух миллиардов камней.
.

Устав на солнцепёке, и проголодавшись после обхода стены, мы зашли в прокопчённый тибетский ресторанчик с фотографией Далай-ламы над дверью ведущей в кухню. Сели, заказали суп тупку. Тут Таши улыбнулся и говорит: «Вот смотрю на портрет, и аппетит улучшается». Выяснилось, что в Лхасе изображения Далай-ламы в публичных местах запрещены, поэтому его фото в ресторане и вызвало у моего друга столь трогательный гастрономический рефлекс. В тот момент я задумался, чей портрет на стене в общепите вызвал бы подобные чувства у моего соотечественника? Затем включил Цоя и под песню «Ты выглядишь так несовременно рядом со мной» принялся наблюдать, как три тибетки за столиком напротив о чем-то оживлённо беседуют. Хозяин не торопился нести нам суп.

Последней остановкой на пути из Амдо в Кхам и первой в провинции Сычуань был монастырский городок Сершу (4000 м). Огромный монастырский комплекс, в котором живут сотни монахов, расположился на возвышенности,
Старый храм монастыря Сершу
а у подножья растянулся пыльный, шумный городишко.
За пределами Сершу степь усеяна палатками кочевников.
Окрестности Юшу
Типичный Амдо.

По приезду я оставил вещи в монастырской гостинице и сразу пошел осматривать окрестности. Вокруг монастыря шла тропа, по которой паломники совершали кору.
Ход поломников

Поломница
Выше на горе у ручья отдыхали монахи.
Утренний разговор
Я познакомился с ними, и мы хорошо провели время: играли в бадминтон, фотографировались, ели консервированные мандарины. А вечером, возвращаясь домой, я то и дело обходил стаи собак, валяющихся в пыли на дороге или рыскающих по подворотням. Сершу – это самое собачье место, которое я когда-либо видел.

А ещё этот город запомнился тем, что начиная с него и заканчивая городком Даоченгом в южной части Сычуани, китайские власти отключили интернет в связи с празднованием тибетцами дня рождения Далай-ламы. Без интернета я почувствовал себя одиноко, единственная нить, связывающая меня с родными и друзьями, была перерезана твёрдой рукой бюрократа. Теперь за моими передвижениями здесь, на крыше мира, не следил никто, кроме Господа Бога, и первое, что я делал, приезжая на новое место – проверял, не появился ли интернет.

Впереди меня ждал регион Кхам – восточные окраины Тибета. Я себе и представить не мог, какие красоты мне там откроются.


Продолжение следует

Tags: Амдо, Китай, Кочевники, Монахи, Сершу, Сычуань, Тибет, Цинхай, Юйшу
Subscribe
promo vlad_smyrnov april 10, 2017 18:20 15
Buy for 10 tokens
Все фотографии в этой статье сделаны на мобильный телефон Huawei p9 Долгое время я думал, что самый высокий посёлок на земле должен находится в Тибете. И только пару лет назад, путешествуя по Тибету, прочитал в интернете, что в этом вопросе первенство принадлежит Перу. Называется поселение…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments