old_hobo (vlad_smyrnov) wrote,
old_hobo
vlad_smyrnov

По тропам южной Патагонии. Торрес-дель-Пайне. Часть II

Torres del Paine map.jpg


31 марта. День 3-й.


Этот день можно охарактеризовать одним словом – движение. С утра до вечера. С надоевшими и немного похудевшими рюкзаками за плечами.

.

.

За день планировалось  добраться до бесплатного палаточного лагеря Итальяно (Campamento Italiano).

Тропка вилась на запад вдоль северного берега озера Норденшёльд (lago Nordenskjold), через каменистую пустошь и невысокий кустарник.

о. Норденшёльд

Справа возвышались южные склоны горного массива Пайне.

.

Пейзажи открывались спокойные и величественные, но серое небо вносило в  окружающую красоту нотку печали.

о. Норденшёльд

В общем, сегодня можно было насладиться фирменной патагонской серостью.

.

Пересечённая местность и холмистый рельеф изматывали не меньше, чем вчерашний беспрерывный подъём в гору. Каждый час мы делали привал и подкрепляли силы яблоками и орехами.

о. Норденшёльд

Погода была изменчива. 

.

Иногда начинался дождь, иногда налетал штормовой ветер, а порой всё стихало, и становилось жарко. В результате, немало времени отнимал процесс надевания шапки, ветровки, непромокаемых штанов,

.

а затем, соответственно, долгий процесс разоблачения.

о. Норденшёльд

«Все молчали, за исключением Паганеля: усердный географ задавал себе вопросы по-испански и отвечал сам себе на том же языке». – Жюль Верн, «Дети капитана Гранта», глава XI.

В дороге я тоже не молчал. Вопросы, новые слова, спряжение глаголов. Долгий трек, как выяснилось, подходящее время для изучения иностранного языка. Сочные испанские словечки montañas, glaciar, mirador выучивались мной и тут же применялись на практике в общении с другими путешественниками, которые стали встречаться на этом этапе маршрута гораздо реже, чем по дороге к «башням».

Около пяти остановились поужинать в горном приюте Куэрнос (Campamento Los Cuernos). Турбаза расположилась в живописном ущелье: домики и места для палаток. На стенде написано, что электричество поступает сюда от гидрогенератора на горной речке, протекающей через лагерь.

Собрав хворост одолжив горелку, мы быстро приготовили ужин.

«Обычно путешественники питаются в дороге сушеным мясом, рисом, приправленным перцем, и дичью, которую удается подстрелить. В горах пьют из потоков, на равнине – из ручьев». – Жюль Верн, «Дети капитана Гранта», глава XI.

В наш рацион, как и в былые времена, входили рис, приправленный специями, а  также макароны и кускус. С подстреленной же дичью в национальном парке напряженка. А у вяленого мяса на юге континента космические цены, поэтому пришлось заменить его сыром, тунцом и сосисками. Правила водопоя остались неизменны. 

До Итальяно мы так и не дошли. Остановились в ближайшем от Куэрноса лагере Францис. Остаток пути после ужина брели в сумерках. Погода наладилась, и открылся вид на прекрасную вершину на западе,

Погода наладилась, и открылся вид на прекрасную вершину на западе

которая стала нашим маяком в быстро темнеющем мире.

Погода наладилась, и открылся вид на прекрасную вершину на западе

Иногда тропинка спускалась вниз, на галечный берег. Стальные волны накатывали одна за другой. Было очень красиво.

Во Францисе для палаток сделаны специальные деревянные помосты, поэтому сегодня в палатке несравненно теплее, чем вчера и позавчера.  Ночь выдалась ясной.

«Всходила луна. Воздух был прозрачен и неподвижен. Ни одного облачка ни вверху, ни внизу. Кое-где мелькали отблески огнедышащего вулкана Антуко. Ни грозы, ни молний. Тысячи звезд сверкали на небе. А между тем грохот не умолкал». – Жюль Верн, «Дети капитана Гранта», глава XIII.

В нашей истории грохот то умолкал, то возобновлялся. Будто по улице катилась пустая бочка. Вскоре до меня дошло, что это грохочет ледник в нескольких километрах на запад от лагеря. Апокалипсическая колыбельная.


1 апреля. День четвёртый.


Утром мы таки добрались до бесплатного лагеря Итальяно. Замечу, что пока все кэмпинги для нас были бесплатными, так как в низкий сезон, если приходишь в палаточный лагерь вечером, работников уже не видно. Оставив рюкзаки внизу, мы поднялись ко вчерашнему ночному ворчуну – леднику де Франсес (glaciar del Francés).

Ледник де Франсес

Погода была, как всегда утром, серой, а ледник – величествен. Если бы я был первобытным человеком, то стоя перед ним, слыша его рокот, поверил бы, что ледяные боги гневаются.

Ледник де Франсес


Из ледника вытекала речушка,

Из ледника вытекала речушка

а в окрестном лесу шумели старые знакомые ещё по Огненной Земле – красноголовые дятлы.

Мегелланов Дятел

Долбили они так, что после прохождения под деревьями, на которых они «работали», одежда была в щепках и опилках.

Мегелланов Дятел

Прямо, как на лесопилке побывали.

Мегелланов Дятел

Мегелланов Дятел

Под ногами – грибы и ягоды.

.

.

Знать бы точно, что съедобные, была бы неплохая добавка к скудному патагонскому рациону.

К верхней смотровой площадке мы не пошли, чтобы не устать и сэкономить время, и, забрав рюкзаки, отправились дальше на запад к лагерю Лос Пинас. Пейзажи, как и вчера – неописуемые.

.

.

Запомнился сухой лес. Будто метеорит упал где-то рядом, только деревья не завалились, а так и остались стоять. Есть какой-то сюр в этом.

Тропка через сухой лес

Сухой лес

Вскоре стал подниматься ветер.

.

Постепенно очистилось небо.

.

Гора-маяк теперь казалась совсем близко.

Гора-маяк теперь казалось совсем близко


После обеда мы дошли до кэмпинга Пайне Гранде.

Кэмпинг Пайне Гранде

Лагерь был большой, безлюдный и напоминал пионерский лагерь в межсезонье.  Мы спрятались от нарастающего ветра  в большой кухне. Здесь царила тишина, нарушаемая сонными жужжащими мухами. Пара  бородатых европейских путешественников в клетчатых рубахах читали книги, лишь изредка перекидываясь фразами, да турист-японец нагревал воду для лапши. В большие окна проникал теплый предзакатный свет. Ностальгия витала в воздухе. Захотелось читать пьесы Чехова и пить травяной чай из большой кружки.

Ближе к вечеру на кухню стали приходить уставшие за день путешественники, галдёж поднялся неимоверный, и очарование переместилось из кухни на улицу.

.


«Солнце склонялось к западу. Освещенные его лучами выступы скал, шпили, пики один за другим угасали, и весь восточный склон мало-помалу темнел. Западный же, отвесный склон со всеми его отрогами был еще освещен. Вид этих скал и ледников, залитых лучами заходящего солнца, был ослепительно красив».  – Жюль Верн, «Дети капитана Гранта», глава XIII.

.

.

Классика есть классика. Ни убавить, ни прибавить. Покинув тёплую кухню, люди высыпали на улицу с видеокамерами и фотоаппаратами.

.

.

Небо менялось ежесекундно, поэтому затворы фотоаппаратов щёлкали, как телеграф.

.

.

Ночью ветер ещё усилился – еле поставили палатку. Упала температура. Теперь с удовольствием вспоминаю первые две ночёвки. Славно тогда всё-таки было: тихо, относительно тепло. А уж про третью ночь вообще говорить не приходится. Будто майские праздники в Крымских горах.


2 апреля. День пятый.


Сегодня мы совершили последний рывок: поход к леднику Грей. Вышли в 9 утра, оставив вещи в лагере. Ветер за ночь не ослабел, наоборот, крепчал с каждым часом. Сначала тропка вилась по долине между хребтами, затем бежала по высоким холмам вдоль озера.

Часам к 10 ветер достиг ураганной силы. Деревья гнулись к земле.

Ураганный ветер на берегу озера Грей

На открытой местности было тяжело устоять на ногах.  Чтобы не быть голословным, я снял видео.



В какой-то момент  за очередным перевалом показался ледник Грей.

За очередным перевалом показался ледник Грей

Он похож на белую реку, уходящую вдаль.

Ледник Грей

Ледник Грей, озеро Грей

Ледник Грей, озеро Грей

Но сделать фотографию было почти невозможно – прямо в объектив хлестали капли воды: ветер поднимал с поверхности озера облака брызг и доносил их даже до прибрежных возвышенностей.

Мы проходили через рощу деревьев, напоминающих сказочные дубы, мимо пробегали непуганые зайцы.

.

Затем классический каньон с бурной чистой речушкой на дне,



горный приют Грей, и, наконец, тропа упёрлась в залив с видом на ледник.

Ледник Грей

Вот он, Грей, во всей своей ледяной красе.

Вот он, Грей, во всей своей ледяной красе

Мы съели по плавленому сырку и кусочку хлеба, любуясь на игру света и прибитые к берегу льдины.

.

Потом прошли по косе на крайний мыс и посидели там.

Потом прошли по косе на крайний мыс и посидели там

Маршрут W сделан. (Маршрут так назван, потому что напоминает очертанием букву W.) И это был не самый простой поход.

На пути назад в лагерь Пайне Гранде идти было легче: ветер дул в спину.

Ветер дул в спину

.

И опять зайцы,

.

.

и опять невероятные пейзажи.

.

.

За этот день мы прошли 20 километров по пересечённой местности, а поужинали пачкой кускуса  и дюжиной сосисок. Завтра в 2 часа дня к причалу лагеря подойдёт катамаран и заберёт всех истосковавшихся по цивилизации путешественников.


3 апреля. День шестой.


Главная новость – ветер стих! Греет осеннее бледное солнце.

Собрав рюкзаки и оставив их у причала, народ бродил по территории лагеря и окрестным холмам, любуясь бирюзовым озером Пехое (Pehoe Lake) и облаком-НЛО.

озеро Пехое

Пощипать травку вышли дикие гуси.

.

Дики гуси тоже радуются теплу

Следующую картину увидел посреди лагеря, после чего придумал слоган: Торрес-дель-Пайне – это такое место, где на одного гуся приходится три фотографа.

Гусь и три фотографа

Стоя на борту катамарана и напоследок окидывая взглядом горный массив Пайне,



я подумал, что, может быть, стоило сделать полный круг и, обогнув за несколько дней хребет с севера, выйти к КПП, но внезапный порыв холодного ветра остудил мою горячую голову и напомнил народную мудрость: всему своё время.
Tags: chille, south america, torres del paine, travelling, Путешествие, Торрес-дель-Пайне, Чили, Южная Америка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments