old_hobo (vlad_smyrnov) wrote,
old_hobo
vlad_smyrnov

Кхам. Последний рубеж

Когда заканчивается какой-то этап путешествия, мне некогда грустить, философствовать, или мечтать. Обычно голова занята решением целого ряда текущих задач, продумыванием логистики новых маршрутов, описанием пройденного пути, в общем, времени зачастую не хватает даже на сон. Так случилось и в этот раз. Я настолько увлёкся долинами Прыгающего Тигра, Ну Дзян и Друн, в которые собирался поехать после Тибета, что даже не узнал время отправления автобуса из Шангри-Ла в Дечен, не говоря уже о том, чтобы прочитать про гору Кава Карпо. Правда, случайное знакомство с китайцем по имени Генгис (я его называл для удобства Гена, а он меня на китайский манер – Вей), также намеревавшегося путешествовать в тех местах и полиставшего путеводитель в отличие от меня, помогло мне не затягивать время пребывания в Шангри-Ла, да и просто закончить свой тибетский вояж в приятной компании. Генгису 36 лет, он – бизнесмен, живёт на острове Хайнань.
.
Как два островитянина мы быстро нашли общий язык, и решили ехать к Горе вместе.

В автобусе в Дечен к нашей русско-китайской компании присоединился пожилой джентльмен, кореец, с которым я ехал из Сянчена в Шангри-Ла. Его зовут Ли Лауши, Ли – имя, Лауши – переводится, как учитель. Ли работает учителем корейской литературы в школе в Сеуле. Он бывал в России, любит Достоевского, много путешествует и говорит на ломаном китайском.

Из Дячена (3550 м) мы доехали до деревушки Фейласи, откуда Кава Карпо должна была открыться во всей красе. Но в тот день пошел дождь, гору затянуло тучами, и мы по приглашению Генгиса завеялись в ресторан. Вообще, китайцы – народ гостеприимный и щедрый, и часто уже после часа знакомства угощают в общепите; в таком случае отказываться из приличия или сильно настаивать на том, чтобы заплатить самому, не стоит, так как можно обидеть человека. В тот день мы отобедали без особого размаха по китайским меркам. Была свинина с огурцами, бекон с луком, омлет с помидорами, жареный арахис, суп со свининой, какое-то овощное блюдо, а также рис. Я пил воду и сок, мои компаньоны баловались пивом и тибетской водкой 42 градуса. Притом пили в любой последовательности, смешивая немилосердно. Так даже у нас в глубинке стараются не делать. Вскоре Ли Лауши захмелел и начал слегка буянить, размахивая руками и громко разговаривая на корейско-англо-китайском суржике. Пришлось его отвести спать. Генгис же, несмотря на обильные возлияния, оставался трезвым, как стёклышко: всё-таки умеют пить китайцы, не зря здесь редко встретишь откровенно пьяных людей.

Сам Фейласи – посёлок совершенно неинтересный, современные отель на отеле и всё платно. Но соседство с Кава Карпой (6740 м), самой красивой горой, которую я только видел (Ключевская сопка вне конкуренции), искупает всё. Правда, лучшие видовые места в районе посёлка уже огорожены, а за входной билет, который включает в себя также посещение живописной деревушки Юпонг, предлагается заплатить 200 юаней. Но нам с Генгисом по счастливой случайности удалось обмануть систему, и мы-таки прошли по несуществующим электронным билетам на центральное видовое место. Кава Карпо там открывалась во всём своём величии.
Гора Кава Карпо 6740 м.
На её фоне белели ступы в лучах полуденного солнца, вокруг которых совершали кору паломники,
.
а из кафешки, где лапша подавалась за 12 юаней, вид открывался на миллион.

Вид на миллион, а лапша на 12 юаней

А дальше наши с Генгисом пути разошлись: он вернулся в хостел и уехал в Юпонг, а я, заранее взяв спальник, рюкзак и немного провианта, отправился на заброшенную смотровую площадку рядом с Горой, вдали от людей. Площадка хоть и заброшена, но совершенно целая, с чистым помещением и даже запирающейся дверью. Одна стена была полностью стеклянной. Я постелил возле неё спальник и мог наблюдать рериховский закат, черную глыбу горы на фоне неба с крупными звёздами, грозу около полуночи с молниями, которые прорезали толщу небес до самой земли, и чистый рассвет.
Вершина Кава Карпо

Кава Карпо

Кава Карпо
Это было одно из самых ярких впечатлений от путешествия. В такие минуты ты особенно остро ощущаешь свою незначительность перед лицом природы, слабость перед могучими стихиями, но в то же время красоту человеческой жизни и мудрость устройства мироздания.
  

На следующий день я уехал в сторону Шангри-Ла и вышел на перевале 4200 м у горы White Horse Snow Mountain,
Baima Snow Mauntain 5430
младшой сестры
Кава Карпо. Ехал автостопом, брал с собой гроздь бананов, ими же угощал водителей, так что когда доехал, у меня оставалось всего два банана. Поставив палатку недалеко от избушки животноводов, ходил фотографировать бодающихся яков
.
и закат.
Zara Queni Peak 5430 m

Птица

Вид с перевала возле Zara Queni Peak
Животновод не говорил ни по-английски, ни по-китайски, но когда я сказал, что из России, зашёл в домик и вынес бутылку водки.

Ночью около полуночи опять была гроза. А под утро ударил мороз и палатка обледенела. И сразу совсем другое ощущение: я проснулся и почувствовал, будто нахожусь в бетонной трубе, хоть и не знал про мороз. Еле выбравшись из палатки, понял, что проспал рассвет, собрался и отправился в Ущелье Прыгающего Тигра. Собственно на этом и заканчивается моя тибетская часть путешествия по Китаю, но не китайская одиссея вообще.

До ущелья меня подвозил парень по имени Лю. Он рассказал, что некоторые тибетцы верят в то, что в следующей жизни они родятся в западных странах. У меня в связи с этим только один вопрос: перерождение на западе – это для них награда за добродетели или наказание за грехи?

В целом, в тибетцах удивительным образом сочетается мудрость и наивность, духовность и следование современной культуре, миролюбие и непримиримость в борьбе. Они до сих пор, несмотря на всё большее влияние Китая, умудряются сохранять традиционный уклад жизни, противостоят, как могут, китаизации, и в то же время искренне верят, что запад им поможет. Ну, прямо по Ильфу и Петрову.

Зная наперёд последствия демонстраций, они, тем не менее, устраивают время от времени выступления в поддержку Далай Ламы и получают свою порцию резиновых пуль, а многие и тюремные сроки.

Далай Лама – это вообще отдельная тема в Тибете. Тибетцы действительно любят и чтят его, как отца, своего светского и духовного лидера, и очень по нему скучают. Чтобы проиллюстрировать сказанное, просто расскажу историю, которую я неоднократно слышал от разных людей в Тибете.

Дело в том, что китайские власти запрещают тибетцам поездки в Индию, чтобы они не попадали в Дхарамсалу к Далай Ламе. Так вот, многие тибетцы отправляют своих детей в возрасте 10-12 лет учиться в Индию нелегально через Непал. Переход с опытными проводниками может занимать не один месяц через горы, перевалы; пересечение границы проходит с риском для жизни вброд через быстрые реки. И стоит это немалых денег. Потом дети учатся по 8-10 лет в Химачал Прадеше, ни разу не возвращаясь домой и даже не имея возможности написать письмо или позвонить родителям. А затем такой же трудный и опасный путь домой. Например, один мой знакомый возвращался домой полгода!

Духовность тибетцев настолько тесно переплетена с повседневной жизнью, что отделить одно от другого невозможно, да и ненужно. Они следуют путём Будды, чтобы жить, и живут, чтобы следовать учению. Кажется, вся их жизнь – большая кора, и они стараются пройти её достойно, не свернув с дороги. К сожалению, глобализация делает своё дело даже в этом забытом большим миром краю, но пока Тибет по-прежнему остаётся местом, где люди живут в гармонии с небесами, землёй и друг другом.

Tags: white horse snow mountain, Далай Лама, Дечен, Кава Карпо, Кхам, Тибет, Тибетцы, Фейла Си, Фейласи, Юньнань
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments